Обмен любезностями

16 декабря 2018 - Ак
Обмен любезностями

    Планета была похожа на Землю. На мертвую землю. Серые облака медленно проплывали над такими же серыми, огромными материками. Он долго всматривался в иллюминатор, выбирая место для посадки. Озеро и горная цепь в нескольких километрах от него казалось идеальным местом для этого. «Шестнадцатая», – подумал он и, отвернувшись от иллюминатора, крепче сжал штурвал. Посадка прошла штатно и даже скучно. Заглушив двигатели, пилот откинулся в кресле и закурил. « Теперь отдыхать. Все дела завтра». Роберт был исследователем, исследователем — одиночкой. Находил планеты, высаживался, собирал данные и изучал. Лучшей работы для человека, любящего одиночество и разочаровавшегося в жизни, не найти. К тому же она хороша оплачивалась. Эта планета, на которую он высадился, была 16-ой в этом полёте. 16-ой и последней, слишком далеко он улетел от обитаемого пузыря. Ни он, да и никто ещё, наверное, не улетал так далеко. Несколько месяцев он уже блуждал по галактике. Последняя планета и домой.

   Утро, как всегда началось с кофе, сигареты и вечного хита группы «Земляне» «Трава у дома». Роберт неспешно и внимательно проверял оборудование и складывал все необходимое в ПИМ (передвижной исследовательский модуль). Его взгляд остановился на  АК-1000. «Пожалуй, обойдусь без оружия», -  подумал он. Перед высадкой на планету Роберт  подошёл к иллюминатору,  ему казалось, что, чем дольше смотришь в него на эту безжизненную планету, тем больше кажется, что кто-то жуткий начинает всматриваться в тебя снаружи.

   ПИМ плавно коснулся поверхности, автоматически покинув корабль. Пилот же вышел из корабля по трапу. В тусклом свете красного карлика место, где он сел, оказалось не таким уж и удачным, как показалось вчера. Огромные валуны были повсюду. Поверхность была каменистой и неровной. Одна из опор корабля встала крайне неудачно. Капитан решил обойти «Харон», так называл он свой корабль, и осмотреть его. Это заняло около 10 минут. «Харон» был 120 метров в длину, а его крылья, в которых также были отсеки, раскинулись на 80 метров. Закончив осмотр корабля, Роберт забрался в ПИМ. Его не покидало чувство, что за ним наблюдают, хотя оно возникало почти на всех планетах, на которые он высаживался. Трап Харона медленно закрывался, и ПИМ медленно полетел в сторону озера.

      Красный карлик медленно проплывал по небосводу перед входом в его маленькую пещеру. Скоро карлику на смену взойдут семь лун, которые вращались вокруг этой планеты. Все они были окрашены в различные оттенки красного, но все семь были невероятно красивы. Ему часто снилась его родная Асила. У неё не было спутников, но её ночное небо было не менее завораживающее, чем это. Асилианские кольца, которые опоясывали планету, сверкали в лучах заходящей звезды. Ночи были светлыми, всё из-за тех же колец и их отраженного света. Маленьким ему особенно нравилось наблюдать, как тень от Асилы накрывала часть колец, словно разрывая путы,  которые сковывали планету, и эта битва происходила каждую ночь. Семь красных лун этой планеты он видел уже сотню, а может тысячу раз. Эрл потерял счёт времени, а последние дни и вовсе практически не двигался. Забавно: он, почти бог, лежал абсолютно беспомощным в этой крохотной пещере, и все из-за какой-то глупости. Он, который по меркам других живых существ, мог жить почти вечно, смешно сказать,  подумывал о самоубийстве. Вариантов было немного: превратиться в лепешку, упав со скалы, или выбраться из защитного комбинезона и ждать, пока его убьёт жуткий холод и радиация. Хотя первый вариант отпадал: сил забраться на нужную высоту уже не было, а второй  был слишком долгим и мучительным. Эрл много размышлял. Это единственное, что ему оставалось делать, лёжа в этой пещере, и почти понял то, чего его раса давно потеряла и лишилась —  это любовь к жизни. Когда живёшь вечно, многие вещи теряют всякий смысл, многого и вовсе не замечаешь, и,  лишь понимая, что тебя скоро не станет, ты ценишь их по-настоящему. Раньше он вряд ли бы заметил всю красоту этих семи лун, но сейчас они были восхитительно красивы.

   Его размышления прервал странный гул, доносившийся снаружи пещеры. Сил, чтобы выглянуть из пещеры, почти не было, но уж слишком странным был этот звук. В это с трудом верилось, но в нескольких сотнях метров от его пещеры стоял космический корабль. Правда, весьма странного вида, но без сомнения — это был он. Такой шанс нельзя было упускать. Нужно было подобраться как можно ближе к кораблю.

 

   ПИМ стоял на берегу озёра. Вокруг него были развернуты различные научные модули для сбора данных о планете. Роберт сидел в кресле пилота, закинув ноги на приборную панель, и дописывал отчёт. «Планета EFR-557 частично пригодна для проживания и добычи ресурсов в специально созданных условиях»,-  заключил Роберт. Один из датчиков показывал большие залежи металла совсем недалеко от берега и, что интересно, неглубоко. Нужно было выяснить, что это. 

   ПИМ завис в ста метрах над поверхностью озёра, Роберт не верил своим глазам. На глубине в несколько метров покоился гигантский, идеальный равнобедренный треугольник. Понять, что это, было трудно: то ли какая-то постройка, то ли корабль. Но то, что это было внеземное творение, это точно. Люди  сюда ещё не добрались, а Бог не использует прямые линии и геометрические фигуры.

  Весь обратный путь до Харона Роберт не мог придти в себя от этой находки. Он уже представлял, что его имя вписано в один ряд с Гагариным, Армстронгом, Шекли, как он раздает интервью и отвечает на вопросы на пресс — конференциях. Роберт так замечтался, что даже не сразу заметил все включенные бортовые огни на Хароне. Огни то загорались, то гасли, и так повторялось несколько раз. Дальнейшие события и вовсе повергли Роберта в шок. Маневровые двигатели корабля запустились. Задняя часть Харона стала приподниматься. Вся масса корабля теперь приходилась на всего лишь одну опору. Роберт с ужасов следил за происходящим. Крен корабля увеличивался, он уже почти встал вертикально, упёршись носовой частью в грунт. В этот момент двигатели стихли, Харон завис на секунду в таком положении, а потом с грохотом рухнул вниз. Удар был такой силы, что Роберт почувствовал его, хотя и находился в полукилометре от корабля.

   Эрл с трудом приходил в себя после удара корабля о грунт. Он с досадой и злостью смотрел на десятки кнопок и лампочек на панели управления. И почему нельзя было их просто подписать, а не обозначать какими-то не понятными символами? Он уже смог разобраться и понять язык хозяина корабля, но никак не мог разобраться в панели управления и навигации. Эрл решил принять форму человека и нашёл её вполне удобной, возможно так ему будет удобнее управлять кораблем. Немного походив и привыкнув к новой форме, Эрл вновь уставился в панель управления.

  Уже почти сутки на Хароне не было никакой активности. Роберт внимательно наблюдал за кораблем. Больше всего его раздражало не то, что его корабль был кем — то захвачен, и не то, что запасов воздуха было часов на десять, а то, что оставалось всего две сигареты. Нужно было принимать какое-то решение. Все попытки связаться с кораблем по рации закончились ничем. И Роберт решил подлететь поближе и выйти из ПИМа.

  Пилот стоял рядом с Хароном, раздумывая, что делать дальше. Неожиданно трап корабля стал медленно открываться. Бегущие световые дорожки по краям трапа приветливо манили внутрь корабля. Роберт с осторожностью и страхом шёл по нижней палубе Харона. До кабины управления оставалось совсем чуть-чуть —  подняться по лестнице, несколько метров коридора, и он внутри. А там АК-1000. Но путь в кабину пилота преграждал незваный гость. Ростом под два с половиной метра. В облегающем комбинезоне с золотыми прожилками, которые слабо мерцали в полутьме корабля. В фигуре гостя было что-то неестественное, конечности были слегка непропорциональны телу. Ему было явно тяжело стоять, и он опирался одной рукой о стену. Около минуты они смотрели друг на друга. Казалось, оба не знают, что делать дальше. Пришелец стал медленно отступать вглубь кабины. Дойдя до кресла пилота, он указал на него рукой, а потом указал на Роберта. 

— Ты наверно спутал меня с таксистом,- произнёс Роберт. Ответ немного напугал Роберта, так как он прозвучал прямо внутри его собственной головы. – Ты должен помочь мне, нужно как можно скорее улететь на другую планету.

— А если я откажусь, что будет? – поинтересовался Роберт.

-Тебе лучше не знать этого, — прозвучало в голове пилота. И прозвучало весьма убедительно.

   Они летели уже пятые сутки. Гость оказался не таким уж и плохим малым. Правда, на все вопросы об устройстве и происхождении Вселенной отвечал уклончиво, говоря, что мы сами должны всё постичь и узнать. Зато о себе и его цивилизации  рассказывал весьма охотно. О том, что они достигли такого уровня развития, что отпала всякая нужда жить совместно, что не нужны больше города и страны. Они просто разлетелись по Вселенной, став расой путешественников.

  — А у тебя есть семья? — спросил Эрл, так он попросил называть его.

  — Была жена, — ответил Роберт.

  — Почему была? – не унимался Эрл.

  — Она умерла. Она очень любила путешествовать. Однажды друзья позвали её в ледяные пещеры на Миранде-2. Там произошёл несчастный случай, и вся группа погибла. В тот раз я не мог с ней полететь. Это было 10 лет назад, — закончил Роберт.

  — И ты до сих пор её любишь?

 Роберт не ответил, лишь закурил.

  — Твоя планета, она уже видна. Часов через двадцать наконец-то отделаюсь от тебя, — усмехнулся Роберт. Эрл продолжал внимательно смотреть на Роберта.

"Харон" на фоне корабля Эрла казался крохой. Сверкающая громадина поражала своими размерами. Огромный зеркальный треугольник с хаотичными золотыми прожилками по всему корпусу был точной копией корабля на дне озера. Только этот был в несколько раз больше. Эрл протянул руку.

  — Так, кажется, у вас прощаются? —  Роберт улыбнулся и протянул руку в ответ.

  — У меня есть для тебя подарок, — и он передал Роберту маленькую коробочку, чем-то похожую на крохотный космический корабль.

  — Если ты тогда говорил правду, то открой её, когда я улечу. Фигура Эрла начала словно растворяться в воздухе и через несколько секунд вовсе исчезла. Гигантский корабль абсолютно беззвучно стал набирать высоту. Поднявшись метров на пятьсот, он завис на несколько секунд, слегка качнул "крыльями", ещё раз попрощавшись с Робертом, и исчез, скрывшись за облаками.Роберт сидел в кресле пилота, в одной руке у него была зажжённая сигарета, в другой он вертел подарок Эрла. Интересно, что он имел в виду под словами “если я говорил правду”. Потушив сигарету, Роберт открыл подарок. И тут же кабина стала терять свои очертания, шум в ушах нарастал, ему казалось, что он теряет сознание.

   Шум в ушах стихал. Роберт открыл глаза. Он сидел на диване в их старом доме.

— Дорогой, твой кофе. —  Она поставила чашку на столик и села рядом.  - Ты в порядке?  Выглядишь озадаченным!

 «Вот же засранец!» — чуть не вырвался радостный возглас из уст Роберта в адрес Эрла. 

— Друзья предлагают слетать на Миранду 2, полюбоваться ледяными пещерами. Ты знаешь, я давно хотела там побывать. Ты отпустишь меня на несколько дней?

Роберт наконец — то немного пришёл в себя. Дрожащей рукой он взял кофе и сделал большой глоток.

— Ну, так что, ты отпускаешь меня?- Хитро улыбаясь, она повторила свой вопрос.

— Конечно же, нет, дорогая. — Так же хитро улыбаясь, ответил ей Роберт.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 379 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!